Отсутствие должной подготовки разозлило богиню шахмат Каиссу, но не настолько, чтобы она ушла в объятия невзрачно игравшего Карякина – Гарри Каспаров

kasparov

“Поздравляю Магнуса! Отсутствие должной подготовки разозлило богиню шахмат Каиссу, но не настолько, чтобы она ушла в объятия невзрачно игравшего Карякина”, – написал, комментируя в Twitter итоги только что завершившегося в Нью-Йорке матча за шахматную корону, 13-й чемпион мира Гарри Каспаров.

Представляем вниманию читателей интервью Гарри Каспарова, опубликованное на сайте Радио Свобода.

– Очевидно, что Карлсен сыграл матч значительно ниже своих возможностей. Я не знаю, какого объема у него была дебютная, психологическая подготовка. Но по тому, как Карлсен играл, очевидно, что он все-таки не смог серьезно отнестись к своему сопернику. Очевидно, что Магнус является фаворитом, он превосходит Карякина практически во всех стадиях шахматных партий. Но матч – это противостояние двух характеров, поэтому психологическая устойчивость к ротивоборству очень важна. Мне кажется, Магнус смотрел в начале матча через голову Карякина, думал о том, как будет развиваться его шахматная карьера, что удастся сделать в Америке для раскрутки шахмат.

Произошедшее в третьей и особенно четвертой партии не вписывается в мое представление о том, как может играть Магнус. Но если в третьей партии выигрыш был ускользающий, то в четвертой партии Магнус имел ходу к 20-му выигрышную позицию, оценка этой позиции не менялась ходов 25 или 30, он мог выиграть много раз, не требовалось даже никакого сложного расчета вариантов. И то, что в итоге Карякину удалось построить крепость — это оказалось, мне кажется, для Магнуса своего рода шоком. И в следующих четырех партиях инициатива если не перешла к Карякину, то во всяком случае он играл достаточно уверенно. Когда в восьмой партии Магнус в очередной раз перегнул палку, он был за это наказан. Тем не менее, даже эти перипетии матча не меняли общей оценки. Все-таки Магнус — шахматист чемпионского уровня, а Карякин – просто сильный гроссмейстер, которому удалось за счет боевых спортивных качеств добраться до матча на звание чемпиона.

– Вы назвали игру Карякина в своем коротком комментарии к матчу “невзрачной”. Это значит, что вас как бывшего чемпиона мира не удовлетворил его уровень игры, или есть какие-то другие причины?

– Я комментировал только шахматную сторону дела. Карякин как чемпион мира по шахматам был бы недоразумением. Все-таки 16 чемпионов мира, начиная со Стейница – это ряд выдающихся мастеров, которым шахматы гордятся. Было бы очень странно, должны были встать звезды в необычную конфигурацию для того, чтобы шахматист уровня Карякина обыграл шахматиста уровня Карлсена.

– Вы тренировали Магнуса Карлсена, очевидно, прекрасно его знаете, у него есть еще резервы для роста, или он уже прошел пик своей формы?

– Я работал с Магнусом 7 лет назад, за это время Магнус сильно изменился. Уже тогда мне было понятно, что у него совершенно фантастический потенциал, и этот потенциал он начал реализовывать. Ему сейчас 26 лет, какое-то время у него для роста еще есть именно за счет психологических ресурсов. Ему нужно постоянно ставить какие-то цели перед собой. Но также очевидно, что шахматисты достигают своего пика к 30 годам, даже, может быть, раньше. Сможет ли Магнус подняться еще выше – сказать трудно. На том уровне, на котором он играет сейчас – на феноменальном уровне, когда он действительно выкладывается полностью, а не так, как он играл с Карякиным – трудно сказать, могут ли конкуренты обыграть его в 2018 или даже в 2020 году. Скорее всего, главные матчи Магнус будет играть с шахматистами, которые моложе его, пусть немного моложе. Но шансы Магнуса в ближайшие два, может быть, четыре года выглядят предпочтительнее.

– Только что завершившийся матч, с вашей точки зрения, внес серьезный вклад в теорию шахмат?

– Трудно говорить о серьезном прорыве в теории шахмат, потому что компьютерная подготовка к таким матчам во многом нивелирует уровень сюрприза. Все стараются играть максимально осторожно, не влезая в длинные теоретические дуэли, где есть опасность проиграть партию, не сделав ни одного своего хода. Поэтому игра была достаточно маневренной. Я считаю, что любой матч вносит вклад в развитие шахматной теории. Еще, я думаю, этот матч продемонстрировал, что в классических шахматах, с традиционным контрольном времени, все равно сохраняются возможности для напряженной игры. То есть миф о том, что ускорение убивает шахматы, мне кажется, опровергается тем, как проходил матч. Конечно, была короткая 12-я партия, которая у многих вызвала негативную реакцию. Но я все-таки не стал бы на этом заострять внимание, потому что понятно: мысли соперников уже концентрировались на рапиде (быстрых шахматах – РС), Магнус принял совершенно правильное решение не рисковать в одной партии, а играть четыре партии в рапид, где его шансы на победу были гораздо выше.

– Ваш многолетний соперник и коллега Анатолий Карпов неодобрительно отнесся о формуле розыгрыша звания чемпиона мира, сказав, что блиц-партиями можно определить чемпиона двора, но не чемпиона мира. Как вы относитесь к формуле проведения соревнований? Вы с Карповым играли десятки партий на одном и том же турнире.

– Мы сыграли 144 партии только в матчах на первенство мира, не считая остальных турниров. Время изменилось, поэтому на сегодняшний день, хотим мы или не хотим, быстрые шахматы – как рапид, так и блиц – стали неотъемлемой частью шахматного календаря. Матч Карлсен – Карякин был не первым, где судьба звания решалась в рапиде. Можно напомнить, что Карпов однажды выиграл звание именно так. Крамник так же выиграл у Топалова. Я понимаю, что рапид и блиц вызывают у приверженцев традиционных шахмат определенное отторжение, но в других видах спорта это тоже практикуется. Кто, например, вспоминает, что в 1994 году бразильцы выиграли у итальянцев финал первенства мира по футболу по пенальти, а в 1970 году разгромили их со счетом 4:1? Звание чемпиона мира остается званием, всегда нужна какая-то формула определения сильнейшего, и никогда не придумают такой? которая нравилась бы всем. Другое дело, что проведение тай-брейка в один день — это, конечно, издевательство, потому что они должны были играть четыре партии в рапид, потом, если бы была ничья, то там еще пять микроматчей. Это ействительно марафонские испытания после очень тяжелого матча. Нужно все-таки поддерживать какой-то минимальный уровень качества, понимая, что при игре в рапид всегда ошибок допускается гораздо больше. Но это уже вопрос к ФИДЕ, потому что уровень организации этих мероприятий в шахматном мире оставляет желать много лучшего.

– Этот матч за шахматную корону вызвал, если не глобальный, то, по крайней мере, гораздо больший интерес, чем такие же поединки последних лет. ФИДЕ сообщает? что за тай-брейком наблюдали около 7 миллионов зрителей онлайн? в зале турнира за дни его проведения побывали 10 тысяч человек/ На ваш взгляд, сказалась ли на повышенном внимании к матчу напряженная политическая ситуация и то место? которое сейчас Россия занимает в мире? Конечно, это не тот уровень напряженности, который был вокруг матча Спасского и Фишера или Карпова и Корчного. Однако известна непростая биография Сергея Карякина - он был украинским гражданином, шахматистом и чемпионом, фотографировался с Виктором Януковичем. Теперь он, уроженец Крыма, иногда ходит в майке с портретом Владимира Путина. Российские журналисты жаловались на то, что уровень зрительской поддержки Карлсена заметно выше, чем симпатии к Карякину. Вы заметили повышенный политический градус в связи с этим матчем?

– Во-первых, я хотел бы задать вопрос уже вам: а с чего вы взяли, что этот матч интересует мир больше, чем предыдущие события? Я живу в Нью-Йорке, в Америке, скажем так, матч не сильно был заметен. Организован он хуже, чем любое другое мероприятие такого же уровня до него, проходил в спартанских условиях. Понятно, что Америка сейчас занята политическими разборками, и ей не до шахматного матча. Так или иначе, уровень внимания американской прессы к матчу был невысоким. Понятно, что экзальтированной ситуация была в Норвегии – неудивительно, там сотни тысяч людей смотрели за ходом поединка, Магнус там национальный герой, в Норвегии шахматы стали игрой, сопоставимой по уровню популярности с футболом. Наверное, такой же уровень интереса был в России. Но если сравнивать с уровнем интереса к матчам, когда я играл с Карповым или даже к матчам постсоветской эпохи – тогда интерес был заметно выше. Я особого всплеска активности в мире на сей раз не заметил. Я был на матче Карлсена в Индии в 2013 году, мне кажется, он там вызвал гораздо больший интерес. Мне кажется, что разговоры о том, что этот матч стоит особняком, не соответствуют реальности. Что касается политического фактора, то Карякин много раз высказывал свою лояльность путинскому режиму, иногда даже в очень агрессивной форме. Магнуса это не волновало. Никакого накала политического, который был в 1972 году на матче Фишер – Спасский или Карпов – Корчной в 1978 году, или на тех матчах, которые я играл с Карповым, конечно, близко не наблюдалось.

Все опции закрыты.

Комментарии закрыты.