Top-10 авантюр шахматистов

blef

Много разговоров ходили и ходят о читерстве в шахматах. Так, представляем вниманию читателей десятку самых скандальных, захватывающих и интересных поимок в читерстве, которые представил Дмитрий Кряквин в своем репортаже на сайте РШФ.

Понятно, что случаев применения подсказок в шахматах было значительно больше, чем 10. Однако предпочтения отдавались тем, где фигурировали известные гроссмейстеры, на кону стояли немалые деньги или ценные регалии.

1. Любитель с рейтингом 1925 Клеменс Альверманн

На крупном опене в Бёблингере (Германия) в 1998 году на победу претендовали, в основном, представители отечественной шахматной школы: Юрий Балашов, Виктор Купрейчик и Вячеслав Иконников. Однако перед последним туром выяснилось, что в дележ первого места попадет победитель пары, а которой встречались гроссмейстер Сергей Калиничев и любитель с рейтингом 1925 Клеменс Альверманн. Могло показаться, что Калиничеву повезло, но на деле все оказалось совсем иначе, и уже скоро позиция фаворита дымилась в руинах. Бывший москвич скрепя сердце признал свое поражение, на что его соперник простодушно заявил: «Ну да, ведь тут мат в восемь ходов!» Этот вывод был абсолютно не очевиден для человеческого глаза, но компьютерный анализ показывал, что через восемь ходов черный король действительно попадал в плен.

Во время партии Альверманн регулярно покидал игровое помещение, но судьи холодно отклоняли протесты Сергея Калиничева, конечно, подозревавшего неладное после того, как в предыдущих турах 55-летний любитель уже сокрушил нескольких его коллег… Тем не менее, фраза про мат обличала нарушителя, а разбор партий показал большое совпадение его ходов с рекомендациями компьютерной программы Фриц 5.32 — на тот момент одной из самых мощных. Клеменс Альверманн был дисквалифицирован, но попытки отобрать у него через суд внушительный приз оказались безрезультатными. С начала 1999 года победитель швейцарки в Бёблингере не сыграл ни единой партии в официальных соревнованиях и оказался основательно подзабыт. А между тем, именно Альверманна стоит считать Основоположником.

2. Мастер ФИДЕ из Франции Оливье Тузан и никому не известный Нугзар Зеляков из Петербурга, показавший феноменальную игру.

Первый день чемпионата мира 2001 года породил новые сенсации: Тузан сокрушил черными Виши Ананда, а Зеляков сыграл вничью с Александром Морозевичем, который позднее признал этот свой поединок с Зеляковым лучшей партией за последние годы. Перед вторым туром в зале был установлен металлоискатель (в те наивные времена такая простая мера помогала!), и в результате герой из Питера сдался Морозевичу уже на 17-м ходу, да и Тузан (все-таки имевший Эло под 2400) постепенно проиграл свой матч… Больше о Нугзаре Зелякове в шахматном мире никто не слышал.

3. Умакант Шарма и Д.П. Сингх

В 2006 году волна компьютерных подсказок захлестнула родину шахмат. Внезапно два несильных шахматиста: Умакант Шарма и Д.П. Сингх совершили феноменальный скачок в игре и за короткий промежуток времени достигли рейтинга в 2500 пунктов, став претендовать на места в сборной Индии. Это вызвало недовольство ведущих индийских шахматистов, и вскоре оба дерзких новичка были подвергнуты проверке. Шарме не повезло — под его чалмой был найден bluetooth-передатчик, после чего олимпийская дружина Ананда автоматически недосчиталась одного из кандидатов в свои ряды: последовала дисквалификация на 10 лет. Сингху повезло больше, его проверяли многократно, но впустую. Однако после столь интенсивного исследования его личности новый гроссмейстер внезапно сдал и откатился на прежний уровень в 2250 пунктов Эло.

4. Евгений Варшавский

На турнире World Open в Филадельфии (июнь-июль 2006) безвестный любитель из США Евгений Варшавский после 7-го тура шел в группе лидеров, нанеся поражения нескольким сильным шахматистам, в том числе известному гроссмейстеру Илье Смирину. В партии со Смириным наблюдалось почти стопроцентное совпадение ходов Варшавского с предложениями программы Shredder 9.

Во время восьмого тура директор турнира Билл Гойчберг вызвал к себе Варшавского для разговора. В ответ на это Варшавский удалился в туалет, где пробыл 45 (!) минут. По возвращении он был подвергнут досмотру, в результате которого ничего найдено не было. Свою возобновленную партию 8-го тура он быстро проиграл и в последнем туре также не оказал сопротивления.

5. Веселин Топалов

После матч-турнира в Сент-Луисе ряд игроков, в частности Рустам Касымжанов и Александр Морозевич, косвенно выразили недоверие титаническому результату, показанному Веселином Топаловым (болгарин начал 6,5 из 7, а затем финишировал ничьими) — россиянин даже поставил в своем голосовании «Оскара» на первое место «Рыбку», а на третье — менеджера нового чемпиона мира Сильвио Данаилова. Действительно, многие партии Веселина того времени поражают своей могучей «кладкой»; неслучайно официальный комментатор чемпионского марафона Найджел Шорт в одном из интервью отметил, что в Сент-Луисе Данаилов и Топалов вели себя подозрительно, и это вызвало конфронтацию английского гроссмейстера с болгарской дружиной (апогеем которой стала знаменитая партия в двух частях Шорт — Чепаринов).

Российские шахматные СМИ широко обсуждали возможность использования Топаловым компьютерных программ, после чего на матче с Крамником в Элисте Данаилов в ультимативной форме потребовал не допустить на матч ряд отечественных журналистов.

6. Станислав Новиков

Он блестяще стартовал в главном турнире 2007 года- «Аэрофлот Опен», обыграв Алексея Коротылева, Александра Рязанцева, Владимира Белова и Евгения Томашевского. Консилиум проигравших гроссмейстеров пришел к выводу, что лидер турнира играет по первой строчке аналитического модуля, и перед партией 7-го тура у Новикова была отключена трансляция, после чего молодой гроссмейстер финишировал со скромными 0,5 из 3. Тем не менее, в дальнейшем москвич ни разу не оказывался под подозрением, продолжает профессиональную карьеру и является успешным тренером.

7. Марат Аскаров

После Кубка России – 2007 Евгений Воробьев, Владимир Поткин и Андрей Девяткин выступили с разоблачениями в адрес казанца Марата Аскарова. В статье «Не смейтесь – проверьте сами!» указывалось на высокий процент совпадения ходов Аскарова с первой линией «Рыбки». Кроме того, в скором времени под подозрение попали партии Марата не только из Серпухова, где проходил Кубок, но и из Moscow-open, а также Аэрофлота «А2» того же года, блестяще выигранного обвиняемым. Марат Аскаров не замедлил с ответом и в своей публикации отверг все обвинения.

Квинтэссенцией конфликта стал «Аэрофлот» следующего, 2008 года. Аскаров вновь захватил лидерство, однако за два тура до финиша внушительная делегация его конкурентов и сочувствующих им игроков вручила Баху заявление с требованием исключить казанского шахматиста из соревнования. Трудно сказать, что произошло за кулисами в тот холодный февральский день в Москве… В итоге Марат Аскаров все-таки занял первое место и… и через полгода ушел из шахмат.

8. Игорь Курносов обыграл черными рейтинг-фаворит турнира «А1» Аэрофлота Шахрияра Мамедьярова.

Реакция азербайджанского шахматиста: «22 февраля я сыграл партию с Игорем Курносовым. Во время игры мой соперник покидал зал после каждого хода: брал куртку и уходил в помещение для курящих. Подозревая его в нечестной игре, я предложил ничью после 14-го хода, но мой оппонент отказался.

Первые 11 ходов в этой партии были сделаны быстро, мой 12-й ход смутил Курносова. Его следующие ходы совпадают с первой линией «Рыбки», что позволило ему быстро победить.

Учитывая эти факты, а также необычное поведение моего соперника, я подаю протест и отказываюсь продолжать участвовать в турнире. Надеюсь, в будущем подобные инциденты не повторятся» (опубликовано на chessbase.com).

При этом отметим, что Курносов раскритиковал поведение Мамедьярова и сказал, что утверждение Мамедьярова, что «я после каждого своего хода выходил из зала, брал куртку и отправлялся в туалет, не соответствует действительности. Первые 12 ходов, пока мы играли довольно быстро, я никуда не уходил. Когда над 15 ходом мой соперник думал минут 40, я дважды выходил в зону курения, которая находится в 2 метрах от входа в зал и где всегда немало других игроков, судей, есть также охрана. И несколько раз заходил умыться холодной водой, ни с кем при этом не разговаривая. У судей ни до, ни после протеста не было ко мне никаких претензий, о чем они заявляли в прессе. При этом так я делаю абсолютно всегда. Пока соперник думает, мне гораздо легче размышлять над позицией, прогуливаясь и не глядя на доску. Насколько я знаю, большинство шахматистов поступают так же. К сожалению, весь этот негатив не мог не сказаться на моей дальнейшей игре в турнире…» (опубликовано на crestbook.com)

9. Себастьян Феллер – сайт Chessbase получил технические подробности того, как именно тренер сборной Франции Арно Ошар передавал подсказки игроку команды Себастьяну Феллеру. Кирилл Марцоло, который во время Олимпиады находился в Нанси, посылал закодированные смс-сообщения по телефону:

– Первые две цифры кода всегда были 06;
– Следующие две цифры означали номер хода;
– Следующие две – поле, с которого нужно сделать ход;
– Следующие две – поле, на которое нужно пойти;
– Последние две цифры не имели смысла и могли быть любыми.

Например: 06-01-52-54-37, 06-01-57-55-99, 06-02-71-63-84, 06-02-67-65-43. Согласно вышеуказанным правилам легко распознать зашифрованные первые два хода латышского гамбита: 1.e4 e5 2.Nf3 f5.

Арно Ошар получал ходы по телефону, находясь в баре, затем возвращался в игровой зал и передавал их Феллеру следующим образом:

– Каждый из восьми игроков текущего матча соответствовал буквенному и цифровому обозначению поля на доске;
– Соперник Вашье-Лаграва – А и 1;
– Соперник Фрессине – B и 2;
– Соперник Ткачева – С и 3;
– Соперник Феллера – D и 4;
– Сам Феллер – Е и 5;
– Ткачев – F и 6;
– Фрессине – G и 7;
– Вашье-Лаграв – H и 8

Ошар ходил вокруг столов и на некоторое время останавливался рядом с нужным игроком. Например, если он остановился сначала около соперника Ткачева, а затем около Фрессине, это означало “с7″. С этого поля должен делаться ход. В случае необходимости указывалось и поле, на которое должна пойти фигура, но, как правило, для гроссмейстера достаточно первого сигнала, чтобы самому догадаться, какой именно ход нужно сделать» (из материалов chessbase.com).

10. Фалько Биндрих – немецкий шахматист во время партии с Зибрехтом, где к 10-му ходу возникла совершенно необычная позиция, тяжелая для оценки, привлек внимание тем, что не сидел на месте и куда-то отдалился. Зибрехт вместе с арбитром энергично пошли искать соперника. И нашли его именно там, где и предполагалось. Дождались, пока Биндрих выйдет из кабинки, отвели его к главному судье, который показал новые правила Бундеслиги, позволяющие “арбитру, в случае обоснованных подозрений, попросить участника соревнования показать карманы и сотовый телефон!” Это явно явилось новостью для Фалько. Арбитр, Зибрехт, Биндрих и капитаны обеих команд закрылись в отдельной комнате. На вопрос, есть ли с собой телефон, Фалько ответил, что есть в кармане, но показывать даже капитану своей команды отказался, сославшись на то, что у него там какие-то секретные данные с работы, а затем говорил, что там есть анализы партии с Трегубовым!!! (Ну, это заявление было уж совсем странным: человек играет партию до десяти вечера, а потом вместо сна анализирует ее вместо мощного компьютера – на смартфоне? Хотя партия в воскресенье начинается в 10.00, и нужно еще поесть и подготовиться!) В общем, “ошибки” Нацидисса Биндрих не повторил: категорически отказался показать свой телефон. По правилам той же бундеслиги за отказ от дальнейшей проверки Биндриху абсолютно верно поставили 0».

Все опции закрыты.

Комментарии закрыты.